Летом 2023 года ереванская андеграунд-сцена пополнилась мощным и громким именем. Urbatarur (изначально Stepaside) играют sludge-doom-metal в составе Дима — гитара/вокал, Марут — гитара, Миша — барабаны. Средние, а зачастую медленные темпы, тяжелый дисторшн, кричащий, при этом отстраненный вокал, и сырой саунд из недр подземелья. 

В бронзовом веке «урбатаруром» называли амулеты, которые защищали от болезней и злых духов — дэвов. Теперь ни одно древнее существо не пройдет сквозь плотную стену звука, которую возвели музыканты группы Urbatarur. Дебютный альбом вышел в середине марта 2024-го, он был записан в клубе Tonelab живьем и включает в себя четыре трека продолжительностью от 6 до почти 10 минут. 

За год группа сыграла несколько концертов в Ереване и Тбилиси, сейчас музыканты сочиняют и обкатывают новый материал — в планах выпуск еще одного релиза.

Мы поговорили с гитаристом и вокалистом коллектива Димой о злых духах, добрых людях, музыкальных ориентирах, гастрольных планах и классных армянских группах.

Раньше вы назывались Stepaside. Почему решили переименоваться и какое значение у нового названия?

— Действительно, раньше мы назывались Stepaside, но во время ресерча на Spotify и других платформах мы с ребятами поняли, что существует очень много групп с таким же названием. Я наткнулся на статью с информацией об амулетах  бронзового века. Они называются «урбатарур» — «сделанный в пятницу», если дословно перевести с армянского. 

Их ковал кузнец, собирая материал по всему селу в ночь с пятницы на субботу. Эти амулеты защищали от злых духов, его надевали больным людям, беременным женщинам для легких родов. Носили несколько дней, защищаясь от дэвов. 

Дэвы в армянской мифологии — злые духи. Они живут в пещерах, там же обитает их мать. Если украсть ее четки, матери будет плохо, ты победишь. На эту тему есть различные древнеармянские легенды. Дэвы прилетают к тебе ночью и не дают спать. 

Расскажи, кто где раньше играл и кто откуда приехал? Ты играл в группе Supruga, верно?

— Я родом из Самары, до Еревана жил там, играл в группе Supruga на гитаре и писал всю музыку. С этим коллективом у нас большая история гастролей по Европе, России. Вмешались известные обстоятельства, и всё поменялось. Я оказался в Армении. Сейчас, помимо Urabatarur мучу проект Lowfloor, буду выступать 13 июля вместе с Years of Denial в ToneLab.

C нашим вторым гитаристом Марутом мы были знакомы за несколько лет до встречи в Ереване. В какой-то момент, прогуливаясь около клуба Ban в весеннюю ночь 2023-го года, встретились после долгого перерыва и решили, что нужно играть вместе. 

Марут раньше играл в группах Rostov-on-Drone (drone-doom), Osoka, которая в свое время считалась культовой командой, Erode Pas. Еще у него был проект King Vishap, где Марут со своими армянскими друзьями в 2017 году записал альбом прямо на хате у чувака в Конде, предварительно поставив там аппарат. Получился такой атмосферный thrash-black-metal. 

Собственно, Марут из Ростова-на-Дону (но родился в Армении), наш барабанщик Миша из Москвы, он раньше играл в дэнс-панк группе «Зарница». Также Миша был в составе группы Superkubik с Аликом Южным, а еще нойз-рок группы «Мразь»

Наш басист Андрей Иванов, который сейчас уехал во Францию, родом из Белгорода, но много лет жил в Москве. Его группа ИБН, которая потом называлась «Собачье дело». Это такой артовый нойз-рок, где он поет и играет на гитаре, также пока Андрей жил в Ереване, играл в группе «Семинар» с Раселом Рахманом и Кириллом Городним. Кроме того, Андрей потрясающий звукорежиссер, который свел наш дебютный альбом

Кстати, у нас интересная история записи альбома — мы просто поставили аппарат в зале клуба Tonelab и сыграли все живьем, как на концерте, буквально пару строчек вокала дописали позже. То, что вы слышите в альбоме, это выхлоп живого звука, потом, естественно, было сведение и микширование, но никаких эффектов особо нет, исключительно грубый живой звук. 

Планируете ли в этом году порадовать публику новыми релизами? Пишется ли новый материал?

— Да, конечно, новые песни пишутся. Мы постоянно что-то сочиняем, пробуем. 

В этом году хотелось бы выпустить еще один релиз, но если не получится, то  думаю, что в следующем точно, лично у меня такой план. Может быть, появится сингл или EP. 

Какие группы для вас являются ориентиром?

— При создании этого альбома не было каких-то конкретных ориентиров, но появилось чувство, что мы хотим сделать нечто медленное или среднетемповое и тяжелое. Мы любим разную музыку. Насколько я знаю, у каждого из ребят весьма обширный музыкальный вкус. Начиная с поп-музыки и заканчивая чем-то джазовым или фолковым, или экстремально тяжелым. 

Просто в какой-то момент мы обратились к этому жанру. Могу сказать за себя, что я очень любил doom, stoner, post-metal и продолжаю любить. Много лет назад переслушал много разных групп из этой сцены, а за некоторыми продолжаю следить. Я знаю, как эта музыка устроена с точки зрения физики. 

Можно добавлять что-то инстинктивное. То, что связано с твоими эмоциями, когда сочиняешь и исполняешь музыку. Ты берешь ориентир, но не конкретную группу, а жанр или определенный саунд. 

Недавно мы сделали песню, которую уже исполнили на концерте 1 июня в Tonelab. По стилю, я бы сказал, это что-то похожее на Helmet или Unsane. Такой хлесткий нойз-рок из девяностых, но при этом с sludge и doom вайбом, то есть с низким строем. 

Есть ли планы на Европу?

— Хотелось бы замутить европейский тур. Более того, у меня очень много друзей из стран Балтии, которые могли бы посодействовать — это организаторы, которые остались со времен гастролей группы Supruga. Ну и у ребят тоже дофига знакомых, которые могли бы помочь. 

В данный момент есть факторы, которые не способствуют продвижению в этом направлении. В первую очередь, финансовый. Из Армении в Европу можно попасть только по воздуху, что усложняет привоз группы для потенциального организатора. Грубо говоря, четырём людям нужно купить авиабилеты хотя бы в одну сторону, возможно с багажом, если везти свои инструменты. 

Второй момент — получение виз. Для кого-то из нас это может быть сложно, хотя сейчас люди спокойно получают испанские и французские шенгены, находясь в Армении. Но это не так легко, как раньше, и все мы понимаем почему. 

Вы бы выступили в России? 

— Я думаю, все возможно, просто на данный момент ни у кого нет планов поехать в Россию, пока мы ориентируемся на европейский рынок. Лично я не делю аудиторию на англоязычную и русскоязычную, но продукт легче и естественнее доносить до слушателя, исполняя песни на английском языке. 

Есть ли российские группы, которые тебя разочаровали или наоборот, которые подпитывают оптимизмом и верой в будущее, или ты вообще не мыслишь такими категориями?

— Я вижу реальность, как единое пространство с разными обстоятельствами. Возьмем российскую панк-хардкор сцену. Среди тех, кто не стал уезжать в силу определенных обстоятельств, есть активные группы, которые играют концерты, ездят в туры. Кто-то уехал и продолжает деятельность за границей. 

Скорее важно то, что люди продолжают заниматься творчеством, где бы то ни было, невзирая на различные невзгоды и преграды. Если это люди положительные, с точки зрения своей позиции в обществе. Сейчас я спускаюсь до того, что делю людей на плохих и хороших, но понятно, что жизнь не состоит из черного и белого, она намного сложнее. Условно говоря, хорошие люди продолжают заниматься творчеством и смотрят в будущее. Это дает надежду на то, что все будет супер. 

Как бы то ни было, я надеюсь, что однажды пройдет большой музыкальный фестиваль, где выступят группы, которые уехали в Сербию, Грузию, Армению, Европу. Даже знаю одну московскую группу, которая перебралась в Японию и там дает концерты. Это «Космос На Потолке»

А плохие люди есть в любом обществе и в любой стране, это закон жизни. Кто был плохим, таким и остался. Может быть, я так говорю, потому что среди моих знакомых и друзей существует адекватный взгляд на реальность. Наверное, мы не общаемся с теми, кто несет негатив и отрицательную энергию в этот мир.

Недавно вы выступали на прощальных концертах группы Davachanner в Ереване и Тбилиси. Как тебе кажется, сейчас существует отток российских эмигрантов из Армении? И если да, сказывается это как-нибудь на локальной сцене?

— Безусловно, всё немного не так, как было в 2022-м, когда очень много людей сюда приехало. Действительно, отток есть — люди уезжают: кто-то в Россию, а кто-то в Европу. Схожая ситуация и в Грузии. Недавно я изучал статистику, в которой говорится, что в Армении осталось примерно 5000 россиян (прим. ред. — с оформленной регистрацией, ВНЖ). 

Конечно, это сказывается на локальной сцене. Та же группа Davachanner, участники которой разъехались или планируют это сделать. Но при этом комьюнити сохраняется, группы играют, более того, собираются новые проекты. Приходя на репетиционную базу, порой я вижу людей, которых никогда не замечал раньше, они моложе. 

Если мы говорим о локальной сцене, то в каждую из стран, куда приехали эмигранты из России, состав групп смешался. Полгруппы могут быть местные чуваки, а другая половина — приезжие. Возможно, какой-нибудь музыкальный историк проведет на эту тему исследование, потому что в результате эмиграции возник целый культурный феномен.

Существует ли разница между концертами в Ереване и Тбилиси по публике и атмосфере?

— Я не чувствую разницу между концертом в Ереване, Тбилиси, Москве, Таллине или Гамбурге. Отчасти из-за того, что мы выступаем в местах, которые связаны с DIY-панк-хардкор-тусовкой, это несет некий культурный код.

А если все упростить, то могу сказать, что люди, которым нравится громкая гитарная музыка, получают один и тот же эффект — они радуются и кайфуют от громких барабанов, усилителей и саунда в целом. 

У тебя было время ознакомиться с армянской сценой. Какие группы ты отметил для себя и можешь порекомендовать другим?

— Конечно, на ум приходит группа Tsayg. Это армянский нео-фолк в джазовых и прог-рок обработках. Группа примечательна тем, что там несколько вокалисток, которые классно интерпретируют материал с очень крутыми музыкантами. Также на ум приходит группа Rozen Tal — зрелый прог-рок, иногда с налетом Tool. Еще Tiezerk — группа из двух девушек с приглашенными музыкантами, Rampant Beast — быстрый, иногда хаотичный трэш-метал. За этой группой прикольно наблюдать вживую — они классно играют и нравятся местной публике. Кроме того, в Армении есть целый ряд андеграундных блэк-метал групп, которые тоже заслуживают внимания. 

А куда ты в Ереване ходишь в свободное время? Можешь назвать как заведения, так и просто какие-то классные места.

— Я очень люблю отдыхать на природе, люблю парки. Раз в несколько недель мы с женой гоняем в Джрвеж. Время от времени ходим c друзьями в походы, на хайкинг. Очень прикольно на Азатском водохранилище. 

Также в черте города мне нравятся парки Тумо и Влюбленных. Буквально пару дней назад, путем исследования карты, я нашел, что есть такой парк Буэнос-Айрес. Он находится за парком Тумо, совсем небольшой с искусственным озером. Вполне прикольно там почилить. 

Еще я люблю всевозможные увеселительные заведения. Сейчас, если я иду куда-нибудь тусоваться в выходные, то это бар «13:20»  с классным вайбом.  Очень нравится маленький бар с крафтовым пивом Gargoyle, «Муха» с концертами и возможностью встретить там кого-нибудь знакомого. Раньше нравилась атмосфера в «Туфе», но он закрылся. 

Как думаешь, ты надолго в Ереване?

— Это довольно сложный вопрос, на который я не могу дать однозначного ответа.

Я здесь нахожусь практически два года, и не жалею об этом ни в коем случае. Как говорил классик «свобода лучше, чем несвобода». Мыслей и планов, конечно же, всегда много, но не каждому из них суждено быть реализованным в силу тех или иных обстоятельств. В данный момент мы находимся здесь и делаем музыку.

Топ-5 треков от группы Urbatarur

1. Morphine — Souvenir

2. Killing Joke — Pandemonium

3. Kulk — Forgetting Is Your Blessing

4. David Byrne and Brian Eno — Strange Overtones

5. PRIMITIVE MAN — Menacing 

Фото: архив группы Urbatarur